9

Устали принимать решения?

nytimes.com

image

Перед комиссией по условно-досрочному освобождению, состоящей из судьи, криминолога и социального работника, предстали трое мужчин, отбывающих наказание в израильских тюрьмах. Все они уже отбыли более двух третей своих сроков, однако комиссия освободила лишь одного из них. Угадайте, кого?

Дело № 1 (слушалось в 8:50): израильский араб, приговорённый к двум с половиной годам за мошенничество.

Дело № 2 (слушалось в 15:10): израильский еврей, приговорённый к одному году и четырём месяцам за нападение и драку.

Дело № 3 (слушалось в 16:25): израильский араб, приговорённый к двум с половиной годам за мошенничество.

В решениях комиссии наблюдалась определённая закономерность, но она не имела никакого отношения ни к самим преступлениям, ни к приговорам, ни к национальности этих мужчин. Всё дело было во времени дня, как выяснили учёные, проанализировав более тысячи решений, вынесенных в течение года. Заслушав апелляции заключённых и посоветовавшись с остальными членами комиссии, судьи принимали положительное решение приблизительно в каждом третьем случае, но с течением дня вероятность условно-досрочного освобождения менялась. Положительное решение принималось в 70% случаев по делам, которые слушались утром, и в 10% случаев по делам, которые слушались во второй половине дня.

В нашем случае повезло заключённому, дело которого рассматривалось в 8:50, и УДО он получил. Но другому израильскому арабу, представшему перед комиссией в 16:25 (в другой день), не повезло, несмотря на то, что он отбывал такой же срок за такое же преступление — мошенничество. В условно-досрочном освобождении ему отказали, как и израильскому еврею, который явился в 15:10 и чей срок был короче, чем у того заключённого, который освобождение получил. Дело в том, что они просили об освобождении в неподходящее время.

Исследование, которое в этом году провели Джонатан Левав из Стэнфордского университета и Шай Данцигер из университета Бен-Гуриона, подтверждает, что в поведении судьи не было ни злого умысла, ни странности. Переменчивость его решений — издержки профессии «решателя», как однажды выразился Джордж Буш. Каковы бы ни были обстоятельства конкретного дела, умственный труд вынесения решений по разным делам, идущим одно за другим, утомляет судей. Именно эта усталость от принятия решений подталкивает футбольных защитников к странному поведению в конце игры, а финансовых директоров — к сомнительным развлечениям в конце дня. Она постоянно вмешивается в суждение каждого: начальников и подчинённых, богатых и бедных, и, кстати, на бедных она оказывает особое влияние. Однако не многие это осознают, и исследователи только начинают понимать, почему это происходит и как с этим бороться.

Усталость от принятия решений помогает объяснить, почему здравомыслящие люди вдруг начинают сердиться на коллег и родственников, тратиться на одежду, нарушать диету и не могут отклонить предложение дилера покрыть новый автомобиль антикоррозионным составом. Независимо от того, насколько разумным и благородным вы пытаетесь быть, нельзя принимать решение за решением, не заплатив за это биологическую цену. Эта усталость отличается от обычной физической усталости тем, что вы её не осознаёте, но запас психической энергии снижается. Чем шире выбор, с которым вы сталкиваетесь в течение дня, тем труднее даётся мозгу каждое последующее решение, и в конечном итоге он начинает искать кратчайшие пути и, как правило, выбирает один из следующих существенно отличающихся друг от друга вариантов. Первый путь — безрассудство: действовать импульсивно и не растрачивать энергию на обдумывание последствий. (Конечно, загружай эту фотку! Что может случиться?) Второй путь — максимальная экономия энергии: вообще ничего не делать. Чтобы не мучиться с принятием решений, лучше избегать любого выбора. В долгосрочной перспективе уклонение от принятия решений часто порождает ещё более крупные проблемы, но в текущий момент психическое напряжение спадает. Вы начинаете сопротивляться любым изменениям и любым потенциально рискованным поступкам вроде освобождения преступника, который может совершить преступление. Поэтому уставший судья из комиссии по условно-досрочному освобождению выбирает лёгкий путь и заключённый продолжает отбывать свой срок.

Усталость от принятия решений — это новейшее открытие, связанное с явлением так называемого «истощённого эго» — термин, созданный социальным психологом Роем Ф. Баумейстером (Roy F. Baumeister) в честь фрейдистской гипотезы. Фрейд предположил, что Я, или эго, находится в зависимости от психической деятельности, в ходе которой происходит передача энергии. Однако он нечётко представлял все детали и абсолютно заблуждался по поводу некоторых из них (например, его идея о том, что художник «сублимирует» сексуальную энергию в своих работах, в соответствии с которой случаи прелюбодеяния должны быть особенно редки в семьях художников). Энергетическую модель личности, созданную Фрейдом, вообще игнорировали до конца века, пока Баумейстер не начал исследование в области психики, осуществив ряд экспериментов, сначала в Западном университете Кейса, а затем в Университете штата Флорида.

Эти эксперименты подтвердили, что существует конечный источник психической энергии, которая подпитывает самоконтроль. После того, как испытуемые отказывались от пакетика M&M’s или свежеиспечённого шоколадного печенья, позже им было труднее противостоять другим соблазнам. После просмотра душещипательного фильма, во время которого испытуемые заставляли себя сохранять равнодушие, они быстрее сдавались при выполнении лабораторных заданий, требующих самодисциплины, например решение геометрической головоломки или сжимание ручного эспандера. Оказалось, что сила воли — это не народное понятие и не метафора. Это действительно форма психической энергии, которую можно исчерпать. Понятие о силе воли, бытовавшее в 19 веке, согласно которому сила воли подобна мышце, которая может уставать, когда ею пользуются, и энергии, которую можно сберечь, избегая соблазнов, подтвердилось экспериментально. Чтоб изучить процесс истощения эго, исследователи сначала сосредоточились на поступках, требующих самоконтроля — тем видом самодисциплины, который в широких кругах ассоциируется с силой воли: например отказ от стаканчика мороженого. Рутинный процесс принятия решений, как, например, выбор между шоколадным и ванильным, их не интересовал, поскольку они считали его отдельным и менее напряжённым видом. Интуиция подсказывала, что такой выбор не требовал силы воли.

Но затем случилось так, что в лабораторию Буауместера пришла новая сотрудница Жан Твендж (Jean Twenge), причём сразу после того, как закончила планирование своей свадьбы. В ходе изучения результатов лабораторных экспериментов Твендж вспомнила, какой измотанной она была после выбора свадебных подарков из множеств разнообразных вариантов. Желали ли они простой белый фарфор или с узором? Ножи какой марки? Сколько полотенец? Какие простыни? Сколько именно нитей на дюйм?

«К концу меня уже можно было уговорить на что угодно», — делилась она со своими коллегами. Им эти симптомы тоже показались знакомыми и кое-что подсказали. В универмаге неподалеку как раз началась распродажа в связи с закрытием магазина, и учёные направились туда, чтобы забить багажники своих автомобилей всякими безделушками — не столь высокого качества, как свадебные подарки, но вполне привлекательными для студентов колледжа. Вернувшись в лабораторию, они сказали студентам, что те смогут получить одну из предложенных вещей, но сначала придётся выбрать. Вы бы предпочли ручку или свечу? Свечу с ванильным или миндальным ароматом? Свечу или футболку? Черную футболку или красную? Тем временем контрольная группа, назовём их нерешателями, провела столько же времени, созерцая те же самые предметы, без необходимости что-либо выбирать. Их лишь попросили высказать своё мнение по каждому предмету и сообщить, как часто они пользовались им за последние полгода.

После этого все участники прошли один из классических тестов на самоконтроль: требуется держать руку в ледяной воде так долго, как можете. Импульсивно хочется вынуть руку, поэтому, чтобы удерживать её в воде, необходимо применить самодисциплину. Решатели сдавались быстрее; они продержались лишь 28 секунд, в то время как нерешатели продержались в два раза дольше — 67 секунд. Очевидно, что необходимость выбора подорвала их силу воли, и это был не единственный изолированный случай. Подтверждение было получено и в других экспериментах, когда студентам пришлось выбирать курсы из каталога колледжа.

Чтобы проверить свою теорию в реальных условиях, исследователи отправились на современную большую арену решений и выбора: пригородный торговый центр. Они расспрашивали покупателей о том, чем они занимались в магазинах в тот день, а затем предлагали им решить несколько простых арифметических задач. Исследователи просили решить как можно больше задач, но сказали, что можно в любой момент прекратить. Естественно, что покупатели, которым уже пришлось принимать множество решений при совершении покупок, сдавались быстрее. Если ходить по магазинам до изнеможения, то же самое случится и с силой воли.

Любое решение, будь то — какие штаны купить или начать или не начать войну, можно разбить на несколько стадий, которые психологи называют моделью Рубикона — в честь реки, отделяющей Италию от римской провинции Галлия. Когда Цезарь достиг этой реки в 49 г. до н.э., возвращаясь домой после завоевания Галлии, он знал, что генералам, возвращающимся в Рим, запрещалось переходить через реку вместе со своими легионами, чтобы это не считалось вторжением в город. Ожидая на Галлийском берегу реки, он находился в «предрешающей» стадии, так как обдумывал риски и преимущества начала гражданской войны. Затем он прекратил размышления и перешёл Рубикон, перейдя в «пострешающую» стадию, метко определив её выражением «Жребий брошен».

Процесс принятия решений может истощить силу воли любого, но какая из его стадий наиболее утомительна? Чтобы выяснить это, Кэтлин Вогс (Kathleen Vohs), бывшая коллега Баумейстера, в настоящее время работающая в Университете Миннесоты, провела эксперимент с использованием веб-сервиса для самостоятельной подборки конфигурации компьютера на сайте компании Дэлл. Одна опытная группа изучала преимущества и недостатки различных компьютерных комплектующих: тип дисплея, объём жёсткого диска и т.п., без необходимости делать окончательный выбор. Другой группе дали список заданных характеристик и попросили собрать соответствующую конфигурацию путём прохождения через утомительный пошаговый процесс выбора нужных опций из предлагаемых перечней. Сделано это было для того, чтобы воспроизвести происходящее на пострешительной стадии, когда выбор сделан. Третьей группе пришлось самой решать, какие комплектующие выбрать, и пройти через процесс создания конфигурации; они не просто размышляли над различными вариантами (как первая группа) или осуществляли сделанный выбор (как вторая группа). Им приходилось бросать жребий и, как оказалось, это стало самой утомительной задачей. При измерении уровня самоконтроля они оказались наиболее истощёнными.

Эксперимент показал, что переход Рубикона более утомителен, чем то, что происходит на любом из его берегов: требует больше умственных сил, чем взвешивание «за» и «против» на Галлийском берегу и поход на Рим после перехода реки. В результате кто-то другой, без такой силы воли, как у Цезаря, вероятней всего, останется на месте. Отказ в условно-досрочном освобождении кажется уставшему судье более лёгким решением не только потому, что так сохраняется статус-кво и исключается опасность рецидива со стороны преступника, освобождённого под честное слово, но и потому, что так остаётся больше открытых возможностей: судья оставляет за собой возможность освобождения заключённого в другой день, не жертвуя при этом возможностью содержать его под стражей в данный момент. Сопротивление принятию решений отчасти обусловлено страхом отказа от возможностей. Слово «решать» также имеет значение «убить», «уничтожить» (например, порешить), и эта потеря кажется ещё более угрожающей, когда наступает усталость от принятия решений.

Истощив свои умственные силы, вы неохотно идёте на компромиссы, связанные с необходимостью принятия сложных решений. В остальной части животного мира хищник и добыча не ведут продолжительных переговоров. Поиск компромиссных решений — это сложное присущее человеку умение и потому оно ухудшается первым при истощении силы воли. В этом случае человек становится так называемым когнитивным скрягой, экономящим энергию. В магазине вы начинаете рассматривать только одно измерение, например цену: просто дайте мне, что подешевле. Или начинаете потакать себе, обращая внимание только на качество: мне нужно лучшее (это особенно лёгкая стратегия, если платит кто-то другой). Усталость от принятия решений делает вас уязвимым для проделок маркетологов, которые знают, когда начинать продажи, что и продемонстрировал в экспериментах с костюмами и новыми автомобилями Стэнфордский профессор Джонатан Левав (Jonathan Levav).

Идея этого эксперимента тоже родилась во время приготовлений к свадьбе — ритуалу, который по истощению умственных сил может потягаться с неделей посвящения первокурсника в студенты, сопровождаемого всяческими издевательствами. По совету своей невесты Левав отправился к портному, чтобы заказать костюм, и там ему пришлось много выбирать: ткань, подкладку, пуговицы, лацканы, манжеты и т.п.

«К тому времени, когда я закончил просматривать третью стопку образцов ткани, я был готов убить себя», — вспоминает он. «Я уже не видел разницы между разными вариантами. Через некоторое время единственное, что я отвечал портному, было: „А что вы порекомендуете?“. Я больше не мог этого выносить».

В итоге Левав отказался от покупки костюма (этому поспособствовала и цена в две тысячи долларов), но он использовал полученный опыт в нескольких экспериментах, проведённых с Марком Хайтманном (Mark Heitmann), работавшим в то время в университете имени Кристиана Альбрехтса в Германии; Андресом Херрманном (Andreas Herrmann) — в университете Санкт-Галлена в Швейцарии; и Шиной Айенгар (Sheena Iyengar) из Колумбийского университета. В одном из этих экспериментов швейцарских студентов попросили выбрать костюм на заказ; другой эксперимент проводился в немецких автосалонах, где клиенты выбирали конфигурацию автомобиля. Покупателям автомобилей — и это были настоящие клиенты, тратящие собственные деньги — пришлось выбирать, например, из 4 видов набалдашников рычага переключения передач, 13 видов колёсных дисков, 25 конфигураций двигателя и КПП и 56 цветов интерьера.

Начав выбирать компоненты, клиенты тщательно взвешивали все варианты, но по мере развития усталости от принятия решений они уже соглашались на все варианты, предлагаемые по умолчанию. И чем труднее был выбор в начале этого процесса, как, например, выбор точного оттенка серого или коричневого, тем быстрее они уставали и выбирали путь наименьшего сопротивления, соглашаясь на варианты, предлагаемые по умолчанию. Изменяя порядок, в котором покупателям предоставлялись на выбор различные варианты, исследователи обнаружили, что в итоге клиенты соглашаются на разные опции, стоимость которых в среднем различалась на 1 500 евро. Платили ли они немного больше за модные диски, либо намного больше за более мощный двигатель, зависело от того, когда им был предоставлен этот выбор и сколько силы воли у них осталось.

Аналогичные результаты обнаружились и в эксперименте с костюмами на заказ: как только заказчики начинали уставать, они соглашались на варианты, рекомендуемые портными. Когда трудные решения — т.е. те, которые содержали наибольшее количество опций: например, сто вариантов ткани для костюма — приходилось принимать с самого начала, заказчики быстрее уставали и сообщали о том, что сам процесс доставлял им меньше удовольствия.

Особенно трудным шопинг может стать для малоимущих, которым приходится постоянно идти на уступки и компромиссы. Не многим из нас приходится тратить много времени на мучительные размышления о том, можем ли мы позволить себе купить мыло, но в деревенской Индии такое решение может быть весьма изнурительным. Дин Спирс (Dean Spears), экономист из Принстона, предложил жителям двадцати деревень Ражастан в северо-западной Индии возможность купить новое мыло стоимостью менее 20 центов. Хорошая скидка, но даже такая сумма была тяжким грузом для жителей десяти беднейших деревень. Независимо от того, покупали они мыло или нет, сам процесс принятия решения истощал их силу воли, что было зафиксировано в последующем тесте c ручным эспандером. Сила воли жителей чуть более богатых деревень пострадала несущественно. Имея больше средств, им не приходилось затрачивать столько усилий на сравнение преимуществ покупки мыла с покупкой, скажем, продуктов питания или лекарств.

Спирс и другие исследователи подтверждают, что данный тип усталости от принятия решений является основной и до настоящего времени не принимаемой во внимание причиной увязания людей в бедности. Слабое финансовое положения вынуждает их к принятию такого множества компромиссных решений, что у них совсем не остаётся силы воли на то, чтобы посвящать себя учёбе, работе и прочим делам, которые могли бы позволить им перейти в средний класс. Трудно точно сказать, насколько сильно влияние этого фактора, но нет никаких сомнений насчёт особенно острых проблем с силой воли у малоимущих. Различные исследования неоднократно подтверждали связь между низким уровнем самоконтроля и низким достатком, а также множеством других проблем, включая слабые успехи в школе, разводы, преступления, алкоголизм и плохое здоровье. Утрата самоконтроля привела к возникновению понятия «недостойных бедных», воплощённого в образе матери, получающей пособие на ребёнка, которая тратит продовольственные талоны на покупку суррогатных полуфабрикатов, но Спирс призывает к сочувствию в отношении тех, кто вынужден целыми днями принимать решения, находясь в тисках скромного бюджета. В одном исследовании он обнаружил, что когда состоятельные и малоимущие отправляются за покупками, последние чаще во время этого похода «перекусывают». Похоже, это служит подтверждением их слабого характера — в конце концов, они могли бы сэкономить деньги и повысить качество своего питания, если бы ели дома, а не покупали готовую еду вроде булочек «Чиннабонс» (Cinnabons), что также является причиной повышенного ожирения среди людей с низким достатком. В результате того, что от похода в супермаркет малоимущие устают сильнее, чем люди состоятельные, что обусловлено необходимостью принятия множества компромиссных решений, дойдя до кассы, у них остаётся меньше силы воли, чтобы сопротивляться шоколадным батончикам «Марс» и конфетам «Скитлс». Неспроста такие покупки называются импульсивными.

И это не единственная причина, по которой сладости так призывно лежат на полках возле кассы, как раз когда покупатели истощены после всех решений, которые им пришлось принять, блуждая между полками с товаром. Поистратив силу воли, они с большей вероятностью поддадутся любому искушению и особенно уязвимы перед шоколадками, газировкой и прочими вещами, из которых можно быстро получить порцию сахара. Несмотря на то, что продавцы в супермаркетах давно это поняли, учёные только недавно выяснили, почему так происходит.

К открытию привела случайность после неудачного эксперимента в лаборатории Баумейстера. Исследователи намеревались испытать теорию «Марди Гра» , суть которой заключается в том, что силу воли можно накопить, если предварительно предаться удовольствиям, подобно тому, как поступают участники пиршества Марди Гра перед тем, как принять на себя тяготы Великого поста. Вместо завтрака «Жирного вторника» повара лаборатории в штате Флорида состряпали шикарные молочные коктейли для группы испытуемых, которые отдыхали в перерыве между лабораторными заданиями на испытание силы воли. Разумеется, вкусные напитки вроде бы укрепили их силу воли и помогли выполнить задания лучше, чем ожидалось. Всё шло неплохо. Однако в эксперименте также участвовала и контрольная группа, которую накормили безвкусной молочной кашей с низким содержанием жира. Удовольствия они не получили, но аналогичное повышение уровня самоконтроля все-таки произошло. Казалось, что теория Марди Гра неверна. Не считая того, что результаты эксперимента, как ни прискорбно, лишали пирующих фактических оснований для шумного веселья на улицах Нового Орлеана, в остальном исследователи находились в полном замешательстве. Аспирант Мэтью Гейлиот, который возглавлял это исследование, рассказывал Баумейстеру о провале, опустив глаза в пол.

Баумейстер старался не терять оптимизма. Может, это не провал? Ведь что-то, все-таки, произошло. Даже безвкусная каша сделала своё дело, но как? Если дело не в удовольствии, то, может, в калориях? Сначала эта мысль показалась немного сыроватой. Десятилетиями психологи изучали результаты выполнения задач на умственную деятельность, не беспокоясь о влиянии молочных продуктов. Им нравилось представлять, что человеческий мозг — это компьютер, и думать только о том, как он обрабатывает информацию. В своём стремлении вывести человеческий эквивалент компьютерных чипов и схем многие психологи забывают одну обыденную, но важную вещь — питание. Мозг, как и весь остальной организм, получает энергию из глюкозы — моносахарида, производимого из потребляемой пищи. Чтобы определить причинно-следственную связь, исследователи из лаборатории Баумейстера предприняли несколько попыток «дозаправки» мозга в серии экспериментов с использованием лимонада, смешанного либо с сахаром, либо с диетическим подсластителем. Лимонад с сахаром вызывал прилив глюкозы, последствия которого были сразу же видны в лабораторных условиях. Напиток без сахара имел схожий вкус, но не содержал такого количества глюкозы. Снова и снова сахар восстанавливал силу воли, а искусственный подсластитель не имел никакого эффекта. Глюкоза, по меньшей мере, замедляла истощение эго, а иногда и полностью поворачивала этот процесс в обратном направлении. По мере восстановления силы воли у испытуемых повышался и самоконтроль, и качество принимаемых решений: они успешно противостояли иррациональным искажениям в процессе выбора, а при необходимости принятия финансовых решений они с большей вероятностью склонялись к более благоприятной долгосрочной стратегии, чем к быстрому «барышу». В двух экспериментах, проведённых учёными из университета штата Кентукки Холли Миллер (Holly Miller) и Нейтаном ДеУоллом (Nathan DeWall), эффект истощения эго был продемонстрирован даже у собак. После выполнения команд «сидеть» и «стоять» в течение 10 минут собаки демонстрировали более низкий уровень самоконтроля и с большей вероятностью решались на опасную попытку захвата территории другой собаки. Однако порция глюкозы восстанавливала их силу воли.

Несмотря на все полученные результаты, исследователи мозга по-прежнему сомневаются насчёт роли глюкозы. Скептики обращают внимание на то, что общее потребление энергии мозгом остаётся на одном уровне, независимо от того, чем занимается его обладатель, что не вполне соответствует теории о влиянии истощения энергии на силу воли. Среди этих скептиков был и Тодд
Хизертон (Todd Heatherton), работавший вместе с Баумейстером в начале его карьеры и оказавшийся в Дартмуте, где он стал пионером того, что сегодня называется социальной неврологией: наукой о связях между процессами мозга и социальным поведением. Он верил в истощение эго, но не понимал, как простое изменение уровня глюкозы может стать причиной такого мозгового процесса. Чтобы понаблюдать за этим процессом и посмотреть, получится ли развернуть его с помощью глюкозы, он и его коллеги провели эксперимент с участием сорока пяти сидящих на диете женщин, в ходе которого они записывали томограмму мозга, фиксируя реакцию женщин на изображения еды. Затем женщинам демонстрировали комедию, при просмотре которой они должны были подавлять смех — стандартный и достаточно жестокий метод «осушения» психической энергии и истощения эго. После фильма им снова показывали картинки с едой и записывали томограмму, на которой обнаружились последствия истощения: рост активности в прилежащем ядре, центре подкрепления мозга, и соответствующий спад в миндалевидной железе, которая помогает контролировать импульсы. Более сильная фиксация привлекательности еды с ослаблением контроля импульсов — не самая удачная комбинация для человека, сидящего на диете. Но что, если в этом состоянии истощённого эго получить быструю дозу глюкозы? Что покажет томограмма?

Хизертон объявил результаты этого эксперимента в январе 2011 г. в своей речи по случаю принятия поста руководителя Общества изучения личностной и социальной психологии, крупнейшей группы социальных психологов в мире. На ежегодной конференции в Сан-Антонио он сообщил, что применение глюкозы полностью обратило мозговые изменения, вызванные истощением — результат, сказал он, который глубоко его удивил. Результаты, которых добился Хизертон, не только служили дополнительным подтверждением того, что глюкоза играет важную роль в формировании силы воли; с их помощью удалось разгадать загадку о том, как работает глюкоза, не вызывая при этом глобальных изменений в общем энергопотреблении мозга. По-видимому, в результате истощения эго в некоторых частях мозга активность усиливается, а в некоторых — ослабевает. Мозг не перестаёт работать, когда уровень глюкозы падает. Он перестаёт делать одно и начинает делать другое. Он начинает сильнее реагировать на непосредственное подкрепление и обращает меньше внимания на долговременные перспективы.

Открытия в отношении глюкозы помогают объяснить, почему диета — это исключительно сложное испытание самоконтроля, и почему даже людям с феноменально крепкой силой воли, которая проявляется в прочих областях жизни, бывает так трудно похудеть. Они начинают день с благостными намерениями, отказываются от круасанов за завтраком и от десерта за обедом, но с каждым отказом их сила воли снижается. К вечеру её остаётся так мало, что возникает потребность в восстановлении. Но чтобы восстановить энергию, организму нужна глюкоза. Вот и получается замкнутый круг:

1. Чтобы не есть, нужна сила воли.

2. Чтобы иметь силу воли, нужно есть.

Расходуя глюкозу, организм ищет способы быстрой «дозаправки» и требует сахара. После выполнения заданий на самоконтроль, испытуемые едят именно больше сладостей, а не, к примеру, солёных и жирных картофельных чипсов. Даже просто находясь в ожидании того, когда потребуется применить самоконтроль, люди начинают ощущать голод и хотят сладкого. Подобный эффект объясняет, почему перед менструацией многие женщины хотят шоколада или чего-нибудь сладкого: когда уровень глюкозы начинает колебаться, организм ищет способы быстрого её восстановления. Сахаросодержащая еда и напитки быстро усилят самоконтроль (именно поэтому их удобно использовать в экспериментах), но это лишь временное решение. Проблема в том, что сахар в течение дня помогает не так хорошо, как глюкоза, стабильно получаемая из пищи, содержащей белок и т.п.

В изучении деятельности комиссии по условно-досрочному освобождению польза глюкозы была очевидна. В первой половине дня — как правило, около 10:30, у членов комиссии был перерыв, на котором им подавались бутерброды и фрукты. Шансы на получение УДО заключёнными, которых приводили непосредственно перед перерывом, составляли лишь 20%, а шансы тех, которых приводили сразу после перерыва, достигали уже 65%. По мере того, как время близилось к обеду, вероятность получения УДО снова падала, и заключённые не желали приходить на комиссию непосредственно перед обедом: шансы положительного решения составляли лишь 10%. После обеда эта величина взлетала до 60%, хотя и ненадолго. Помните израильского еврея, осуждённого за нападение и драку, который предстал перед членами комиссии в 15:10 и получил отказ? Ему не повезло: его дело было шестым после обеда. Но повезло другому израильскому еврею, отбывающему такое же наказание за такое же преступление, его дело слушалось в 13:27 и было первым после обеда, и он получил УДО. Наверное, в его глазах это выглядело как прекрасный пример работы правосудия, но, скорее всего, свою роль сыграл уровень глюкозы в крови судьи.

Легко представить, как можно реформировать работу израильской комиссии по УДО: например, ограничить рабочую смену судьи лишь половиной дня, предпочтительно — первой, с частыми перерывами на еду и отдых. Однако что делать с усталостью принятия решений остальных членов общества — не столь очевидно. Даже если бы все могли бы позволить себе работать по полдня, мы бы всё равно весь день истощали силу воли, как выяснил Баумейстер с коллегами, отправившись на исследования в г. Вюрцбург в центральной Германии. В эксперименте участвовали более двухсот человек, которых в течение недели во всех их делах сопровождали полученные от психологов и особым образом настроенные телефоны БлэкБерри. Время от времени в телефоне срабатывал сигнал, предлагая владельцу сообщить о том, не испытывает ли он в данный момент или не испытывал ли недавно какого-либо желания. Благодаря этому трудоёмкому исследованию, проведённому под руководством Вильгельма Хофманна (Wilhelm Hofmann), работавшего в то время в университете Вюрцбурга, было собрано более десяти тысяч таких мини-отчётов с утра до полуночи.

Оказалось, что желание — это норма, а не исключение. Половина испытуемых ощущали какое-либо желание при срабатывании сигнала: перекусить, побездельничать, высказать всё своему начальнику; а четверть сообщили, что желали чего-либо за последние полчаса. Многим из этих желаний они пытались противостоять и чем больше силы воли расходовали, тем вернее поддавались следующему попавшемуся соблазну. Сталкиваясь с очередным желанием, в результате которого возникает некий внутренний конфликт типа «хочу, но не стоило бы», испытуемые поддавались ему более охотно, если недавно им уже приходилось «отбиваться» от каких-то соблазнов, а особенно, если перерыв между ними был невелик.

Проанализировав результаты, исследователи пришли к выводу, что в среднем на противостояние желаниям уходит около 3-4 часов в сутки. Другими словами, если бы можно было прочитать мысли четырёх или пяти человек в любой момент времени, то мы бы обязательно обнаружили, что один из них сопротивляется какому-нибудь желанию, используя силу воли. Наиболее распространёнными желаниями этого «телефонного» исследования были желания поесть и поспать, за ними следовало желание отдохнуть — например, сделать перерыв и решить головоломку или сыграть в игру, вместо того, чтобы писать служебную записку. Далее в списке желаний, которым оказывали наиболее сильное сопротивление, следуют сексуальные влечения — немного опережая другие виды общения вроде проверки Фэйсбук и т.п. Согласно рассказам испытуемых для борьбы с соблазнами они использовали различные стратегические уловки. Наиболее популярная — отвлечься на что-нибудь или переключиться на другой вид деятельности, хотя иногда они пытались подавить желание напрямую или просто перетерпеть. Удавалось им это, естественно, с переменным успехом. Они успешно сопротивлялись желаниям поспать, заняться сексом и потратить деньги, и не очень успешно — соблазнам телевидения и интернета, как и всякого рода искушениям расслабиться, вместо того, чтобы работать.

Насколько часто самоконтроль применяли наши предки во времена до изобретения БлэкБерри и социальной психологии — нам неизвестно, но, похоже, что не многие из них испытывали столь истощающее давление. Когда не нужно принимать столько решений, тогда и не так устаёшь. Широта выбора в наше время просто обескураживает. Даже если тело вовремя явится на рабочее место, разум может ускользнуть в любой момент. Рядовой пользователь просматривает около 30 сайтов в день и непрерывный процесс принятия решений его утомляет: продолжать работать над проектом, зайти на «Лента.ру», посмотреть ролик на Ютуб или купить что-нибудь на Озоне? За 10 минут онлайн-шоппинга можно нанести непоправимый ущерб своему бюджету, который придётся отрабатывать до конца года.

Кумулятивный эффект всех этих соблазнов и решений не столь очевиден. Практически никто внутренне не ощущает, насколько это утомительно — принимать решения. Большие и маленькие решения накапливаются. Что съесть на завтрак, где провести отпуск, кого нанять на работу, сколько потратить — всё это расходует силу воли, и сигнальных симптомов, указывающих на её низкий уровень, не существует. Это не то же самое, что запыхаться или наткнуться на стенку в марафоне. Истощение эго проявляется не как одно какое-то чувство, а скорее как склонность к более сильным переживаниям. Когда регулирующие способности разума ослабевают, отчаяние и досада раздражают сильнее, чем обычно. Импульсивные желания поесть, выпить, потратить или сказать глупость становятся сильнее (а под воздействием алкоголя уровень самоконтроля падает ещё ниже). Подобно тем подопытным собакам, люди с истощённым эго скорее ввязываются в ненужные схватки за территорию. Принимая решения, они выбирают нелогичные кратчайшие пути и предпочитают сиюминутные прибыли с отсрочкой платежей. Подобно истощённым судьям из комиссии по УДО, они выбирают более безопасные и лёгкие варианты, даже когда такой выбор кому-то вредит.

«Умение принимать хорошие решения — это не обычное умение, которое всегда с вами», — поясняет Баумейстер. «Это колеблющееся состояние». В своих исследованиях он убедился, что лучше всего дела с самоконтролем обстоят у тех, кто строит свою жизнь с учётом экономии силы воли. Они не устраивают бесконечные параллельные совещания. Они избегают соблазнов вроде буфетов «ешь, сколько влезет» и вырабатывают такие привычки, с помощью которых им не придётся тратить психическую энергию на принятие решений. Им не приходится каждое утро решать, стоит или не стоит заставлять себя делать зарядку, они договариваются о регулярных совместных тренировках с другом. Им не приходится надеяться на то, что силы воли хватит на весь день, они её экономят для экстренных случаев и важный решений.

«Даже мудрейшие из нас не смогут сделать правильный выбор, когда утомлены и уровень глюкозы в организме низок», — отмечает Баумейстер. Вот, почему по-настоящему мудрые люди не станут назначать совещание по реструктуризации компании на 16:00. Они также не принимают важных решений в предобеденное время. А если возникает необходимость принять решение в конце дня, то они знают, что этого нельзя делать на пустой желудок. «Лучшие решения принимает тот», — продолжает Баумейстер, «кто знает, когда НЕЛЬЗЯ себе доверять».

Таже читайте:
» Как измерить скорость света на кухне
» Предвзятость подтверждения
» В обход: непрямой путь к успеху
» Детектор лжи будет решать, можно ли вам в самолет
» Микроголография: 500 Гб на диске размером с DVD

Комментариии:

  • double_why
    01/04/2012 в 18:18

    С возвращением!)

  • irraart
    02/04/2012 в 21:49

    Зарегистрировалась специально,чтобы выразить благодарность!!!
    У Вас здесь очень интересное чтиво!)))
    И,конечно-с возвращением!!!
    Не пропадайте)

    • 02/04/2012 в 22:19

      Спасибо за добрые слова! Постараюсь радовать вас почаще :)

  • RVW
    05/04/2012 в 01:48

    Работал одно время оператором ПК, работа была примитивная, но при этом необходимо было непрерывно делать мелки и при этом значимые выборы. Постоянное переключение внимания с одной детали на другую. Через 2 часа – ментально, выжатый как лимон. Дико устаешь. Прочитал пока только заголовок и первый абзац :)

    Присоединяюсь к комментариям выше, – прекрасный блог. Очень качественное наполнение, практически, более насыщенного хорошими материалами сайта просто не встречал.

  • okdesign
    19/10/2012 в 22:53

    все написанное выше правда. спасибо )

  • okdesign
    19/10/2012 в 23:19

    Спасибо за длинные информативные тексты – хорошо что нет разбивок по страницам – читать удобно. Позавчера закончила большой проект, дизайн музея – народ не мог понять почему я “ничего не делала” – могла стоять полчаса перед пустой стенкой, ела шоколад плитками, а к ночи была убитой. Потому что отвечала на вопросы глобальные и по ходу- как это как то и как если этого нет и чем заменить и тд и тд. Вчера день “мягкого” шопинга немного привели в чувства – мягкого потому что взяла подругу что бы она не разрешала ничего глобального купить. Теперь вот ищу тексты про прокрастинацию и усталость и вообще в этом роде – на вашем сайте все очень подробно и познавательно. Спасибо, буду читать


Хотите об этом поговорить?

Войдите под своим ником и поговорим.

© diggreader.ru