6

Паутина, забытая временем

nytimes.com

Спонсор:
Туры на Кипр — отдых по доступным ценам!

Монс, Бельгия. Понедельник, полдень, морось и туман. Этот увядающий средневековый город выглядит заброшенным. Не считая обязательного готического собора, здесь больше не на что смотреть, кроме крошечного музея под названием Mundaneum, втиснутым на узкой улочке в северо-восточном углу городка. Он вполне подходит на роль уединенного пристанища наследия одного из забытых пионеров современных технологий Поля Отле (Paul Otlet).

В 1934 году Отле в общих чертах описал схему глобальной сети компьютеров (или «электрических телескопов», как он их называл), которая позволит просматривать и производить поиск по миллионам взаимосвязанных документов, изображений, аудио- и видео-файлов. Он описал, как с помощью этой системы люди будут обмениваться сообщениями, делиться файлами и даже объединяться в онлайновые социальные сети. Саму систему он назвал «réseau», что можно перевести как «сеть» или, вероятно, «паутина».


Бумажный след. Телеграфная комната в первом Mundaneum’е в Брюсселе.

Как правило, историки относят истоки Всемирной паутины к ряду англо-американских изобретателей, таких как Вэннивер Буш (Vannevar Bush), Даг Энгельбарт (Doug Engelbart) и Тед Нельсон (Ted Nelson). Однако еще более чем за полвека до того, как Тим Бернерс-Ли (Tim Berners-Lee) выпустил в 1991 году первый веб-браузер, Отле описал сетевой мир, в котором «каждый, сидя в своем кресле, сможет созерцать все мироздание».

Несмотря на то, что протосетевой мир Отле основывался на мозаике из аналоговых технологий, таких как индексная картотека и телеграфный аппарат, он, тем не менее, предвидел гиперсвязанную структуру сегодняшней Паутины. «Это „стимпанковская“ версия гипертекста», — сказал Кевин Келли (Kevin Kelly), бывший редактор журнала «Wired», пишущий книгу о будущем технологий.

Версия Отле крепилась на концепции сетевой машины, соединяющей документы посредством символических ссылок. Сегодня такая концепция может показаться очевидной, но в 1934 году это было прорывом. «Гиперссылка является одним из самых недооцененных изобретений прошлого века», — сказал г-н Келли. «Ей место в пантеоне великих изобретений наряду с радио».

В наши дни Отле и его работа практически забыты даже в его родной Бельгии. Хотя при жизни он снискал достаточно большую славу. Его наследие пало жертвой ряда исторических неудач, не меньшей из которых стало вторжение в Бельгию нацистов, уничтоживших бОльшую часть работы всей его жизни.

Однако недавно небольшая группа исследователей начала воскрешать репутацию Отле, занимаясь переизданием его работ и поиском спонсоров для открытия музея и архива в г. Монс.

В связи с приближающейся 10 годовщиной музея Mundaneum, смотрители планируют разместить часть его подлинной коллекции в современной Паутине. Это событие станет не только своего рода посмертным признанием заслуг Отле, но и предоставит возможность заново оценить его место в истории Сети. Является ли Mundaneum лишь исторической диковинкой, невыбранной дорогой технологий, или его видение может пролить полезный свет на Паутину, какой мы знаем ее сегодня?

Вся трудовая жизнь Отле прошла в докомпьютерную эпоху, но он обладал поразительной дальновидностью в отношении возможностей электронных средств информации. Как это ни парадоксально, но его представление безбумажного будущего явилось результатом пожизненного очарования печатными книгами.


Концептуальная структура информации в музее.

Родился он в 1869 году и до 12 лет не вступал в школьный класс. Его мать умерла, когда ему было 3 года. Отец был успешным предпринимателем, сделавшим состояние на международной торговле трамваями. Отле старший считал, что школа душит естественные способности детей, и не отдавал туда своего сына. Оставаясь дома с гувернантками и немногочисленными друзьями, Отле младший вел жизнь одинокого книжного червя.

Когда он, наконец, поступил в среднюю школу, он сразу же направился в библиотеку. «Я бы мог запереться в библиотеке и внимательно изучать каталог, который казался мне просто чудом», — позже писал он. Вскоре после поступления, Отле нанялся в качестве школьного библиотекаря.

В последующие годы он так и не покинул библиотеку. Отец пытался устроить сына на юридический факультет, но тот вскоре оставил юристов и вернулся к своей первой любви: книгам. В 1895 году он встретил родственную душу в лице будущего лауреата Нобелевской премии Анри Лафонтена (Henri La Fontaine), который присоединился к нему в создании сводной библиографии всего опубликованного знания человечества.

Даже в 1895 году такой проект означал колоссальную интеллектуальную спесь. Два человека решили собрать данные обо всех когда-либо изданных книгах вместе с огромной коллекцией магазинных и журнальных статей, фотографий, плакатов и всякого рода печатной продукции одноразового пользования (например, памфлетов), как правило, игнорируемой библиотеками. При помощи индексных карточек 3×5 (самый современный способ хранения информации того времени) они создали огромнейшую бумажную базу данных, насчитывающую более 12 млн. отдельных записей.

Отле и Лафонтен впоследствии убедили бельгийское правительство поддержать их проект, выступив с предложением построить «город знаний», который подкрепил бы претензии государства на то, чтобы принимать Лигу наций у себя. Им выделили помещение в правительственном здании, где Отле смог расширить свою работу. Он нанял дополнительных людей и основал платный поисковый сервис, которым мог воспользоваться любой человек в мире, отправив запрос почтой или телеграфом — что-то вроде аналогового поискового движка. Запросы на различные темы, от бумерангов до болгарской финансовой системы, полились со всех уголков мира, и их число составило более 1500 в год.

По мере развития Mundaneum’а, он начал задыхаться от чистого объема бумаги. Отле приступил к описанию новых технологий, которые помогли бы справиться с информационной перегрузкой, и в их основу положил своего рода компьютер на основе бумаги, оснащенный колесами и спицами, которые бы двигали документы по поверхности стола. Однако со временем Отле понял, что лучше будет совсем отказаться от бумаги.

Так как в 20-х годах электронного хранения информации еще не существовало, Отле пришлось его придумать. Он начал подробно описывать возможность электронного хранения информации, и в 1934 году эта работа увенчалось книгой «Monde», в которой он изложил свое видение «механического коллективного мозга», который вмещал бы в себе всю информацию мира доступную через глобальную телекоммуникационную сеть.

К сожалению, как только концепция Отле начала обретать какую-то определенную форму, для Mundaneum’а настали трудные времена. В 1934 году бельгийское правительство потеряло интерес к проекту, после того, как было решено, что штаб-квартира Лиги наций будет располагаться в другой стране. Отле переехал в меньшее помещение и после финансовой борьбы был вынужден закрыть доступ для публики.

Небольшая группа штатных сотрудников продолжала работу над проектом, но все мечты рухнули с приходом в Бельгию фашистов. Немцы расчистили участок, на котором располагался Mundaneum, уничтожив тысячи ящиков с индексными карточками, чтобы освободить место для выставки искусства Третьего рейха. Отле умер в 1944 году, разорившейся и вскоре забытый.


Наследие. В новом Mundaneum’е располагаются ряды выдвижных ящиков с миллионами тех самых индексных карточек и архив с книгами, слайдами и другими артефактами.

После его смерти все, что уцелело от Mundaneum’а, было оставлено чахнуть в старом анатомическом здании открытого университета в районе Брюсселя Парк Леопольд (Parc Leopold) до 1968 года, пока выпускник по имени В. Бойд Рейвард (W. Boyd Rayward) не нащупал этот бумажный след. Прочитав некоторые из работ Отле, он отправился в его заброшенный офис в Брюсселе, где обнаружил комнату, напоминающую мавзолей, заваленную книгами и горами бумаг, покрытыми паутиной.

Г-н Рейвард помог восстановить интерес к работе Отле, что в свою очередь привело к созданию музея Mundaneum в г. Монс.

Сегодня новый Mundaneum предлагает взглянуть на Паутину, какой бы она могла быть. Длинные ряды выдвижных ящиков с миллионами индексных карточек Отле, указывающих на архив в задней комнате, набитой книгами, плакатами, фотографиями, газетными вырезками и всяческими другими артефактами. Команда архивариусов, работающих полный рабочий день, пока что смогла каталогизировать лишь 10% всей коллекции.

Сам по себе размах архива раскрывает как возможности, так и ограничения идеи Отле. Он представлял, что всю поступающую информацию будет анализировать команда профессиональных каталогизаторов — философия, идущая вразрез с восходящим принципом Паутины.

«По-моему, Отле запутался бы в Интернете», — говорит его биограф Франсуа Леви (Françoise Levie). Даже с небольшой армией библиотекарей Mundaneum никогда бы не справился с тем объемом информации, который производится в Сети сегодня.

«Не думаю, что эта система смогла бы обработать необходимый объем», — говорит г-н Рейвард. «Она бы даже не смогла удовлетворить потребности того бумажного мира, в котором он жил».

Несмотря на эти ограничения, у гипертекста версии Отле есть несколько существенных преимуществ перед сегодняшней Паутиной. Прежде всего, он подразумевал более «умные» гиперссылки. В то время как ссылки современной сети служат лишь безмолвной связью между документами, Отле представлял ссылки, которые несли бы какой-то смысл, например: примечания по поводу того, согласуются ли между собой конкретные документы или же противоречат друг другу. Именно этого больше всего не хватает немой логике современных гиперссылок.

Отле также предвидел возможности социальных сетей, позволяющих людям «участвовать, аплодировать и петь хором». Хотя, он, вероятно, был бы сбит с толку атмосферой вседозволенности таких сетей как Facebook или MySpace. Отле предвидел некоторые более продуктивные аспекты сетей: возможность обмена сообщениями, участие в обсуждениях и совместная работа по сбору и организации документов.

Некоторые считают, что Отле предвидел нечто вроде семантической сети — развивающейся структуры субъектно-ориентированной обработки данных, получившей поддержку среди таких специалистов в области вычислительной техники, как г-н Бернерс-Ли. Как и семантическая сеть, Mundaneum стремился не только к образованию статических связей между документами, но и к составлению карты концептуальных связей между фактами и идеями. «Семантическая сеть вполне похожа на идеи Отле», — говорит Майкл Бакленд (Michael Buckland), профессор школы информации при Калифорнийском университете в г. Беркли.

Критики говорят, что недостаток семантической сети заключается в том, что она чересчур сильно зависит от специалистов, создающих онтологии (формализованные описания концепций и взаимосвязей), которые позволяют компьютерам легче обмениваться данными. Семантическая сеть «может быть полезной, но она обречена на провал», — говорит доктор Бакленд, добавляя, что «она не будет развиваться, так как никто не будет вкладывать в нее столько труда, сколько требуется, чтобы ее построить».

То же самое можно сказать и про Mundaneum. Так же как, согласно представлению Отле, требовалась группа обученных каталогизаторов, чтобы классифицировать все знание мира, семантическая сеть опирается на элитную группу программистов, формулирующих описание потенциально бесконечного диапазона информации. Судьба Mundaneum’а может послужить предостережением для защитников столь трудоемких информационных структур.

Смотрители сегодняшнего Mundaneum’а надеются, что музей избежит участи своего предшественника. Несмотря на то, что ему удается сохранить финансирование, за посетителей приходится бороться.

«Проблема в том, что никто не знает историю Mundaneum’а», — говорит ведущий архивариус Стефани Мэнфройд (Stéphanie Manfroid). «Людей не особо прельщает мысль пойти посмотреть на архив. Чтобы вы выбрали — сходить на последнюю часть „Звездных войн“ или пойти посмотреть на гигантский карточный каталог?».

Стараясь привлечь посетителей, музей проводит регулярные выставки плакатов, фотографий и современного искусства. И хотя к маленькому музею в Монсе течет лишь тонкая струйка туристов, этот городок еще сможет появиться на карте технологической истории. В этом году в городе планирует открыть свой дата-центр новый корпоративный гражданин: Google.

Таже читайте:
» Виртуальные удовольствия
» Создатели Интернета утверждают, что он устарел
» Интервью с Крейгом из Craigslist
» Crossloop связывает компьютеры и передает файлы
» Сеть заставляет американцев забыть про друзей и про секс

Комментариии:

  • 30/06/2008 в 21:26

    он был энтузиастом, но сегодня в сеть пришел бизнес, крупный бизнес.. теперь тут порно реклама и пиратские мп3

  • 20/10/2008 в 19:37

    Да… и еще много-много всего…

  • 13/12/2008 в 00:46

    Техника не стоит на месте..Она постоянно развивается, тем самым облегчая человеку жизнь..

  • 26/12/2008 в 20:48

    В конечном счете всегда выясняется, что все гениальное уже давно придумано, но считалось бредом :)

  • 13/03/2009 в 11:39

    Странное Место и самолет когда-то считался бредом.

  • 15/03/2009 в 12:10

    Ну, тогда это не особо и нужно было, поэтому и забылось.


Хотите об этом поговорить?

Войдите под своим ником и поговорим.

© diggreader.ru